Военные материалы

Мировое сообщество современный этап и общие тенденции его развития на период до конца текущего столетия

Мировое сообщество современный этап и общие тенденции его развития на период до конца текущего столетия
Основополагающий момент всякой политики заключается в выражении окружающим той части правды, которая больше всего устраивает ту или иную из заинтересованных сторон и замалчивании всего их не устраивающего (или даже прибегании к откровенной лжи в ситуациях, когда достижение желаемого другими путями представляется весьма затруднительным или вообще невозможным). С чисто житейской точки зрения подобная линия поведения является вполне понятной и вразумительной - ведь, как говорится, своя рубашка ближе к телу. Из всего только что сказанного сам собой напрашивается следующий вывод: в окружающем мире, в котором всякая сколько-нибудь внятная и дееспособная государственная политика оказывается неотделимой от использования сознательно допускаемых преувеличений и недомолвок, по иному выжить просто невозможно - либо ты скушаешь другого, либо другой скушает тебя.
Кто бы и что бы ни говорил по поводу существования общечеловеческих ценностей, но по большому счёту людьми движет стремление к получению всяческих выгод и переложению своих проблем на плечи кого-либо другого. Обнаруживать же свою совестливость и склонность к проявлению участия к судьбам всех окружающих как отдельно взятые лица, так и власти любых государств обычно начинают лишь только тогда, когда сами попадают в весьма затруднительные или угрожающие положения, с которыми они оказываются неспособными справиться в одиночку. Но как только желаемое оказывается достигнутым и над ним перестают повисать сколько-нибудь серьёзные угрозы коллективистские устремления очень быстро начинают уходить в сторону и уступать место всё более откровенно проявляющимся стремлениям к решению своих проблем за счёт недавних союзников и всех посторонних. Из этого развивается борьба за лидерство и господство во вновь возникающих сферах и формирующихся политических кругах. Иначе говоря, всё опять и опять возвращается на круги своя - к более привычному и удобному образу жизни.
Несмотря на противоречивость и достаточную неприглядность всех вышеописанных моментов было бы наивно и глупо пытаться переделать таким образом устроенный человеческий мир. Как и всё живое, его представители и их группировки по своей природе склонны прежде всего думать об удовлетворении своих проблем и только затем и по мере возможности - о проблемах и потребностях всех прочих. Нравится это кому-то или нет, но в этом заключён инстинкт самосохранения или, иначе говоря, стремление к подчинению своим потребностям и нуждам всех возможностей окружающего мира. Само собой разумеется, что в ситуации неизбежно возникающей конкуренции внутри человечества, помноженной на изобретательность его интеллекта, подобное поведение нередко оказывалось и продолжает оказываться чреватым гибельностью и разрушительностью своих последствий. Особенно остро эта проблема встаёт в настоящее время - в связи с всё более ширящимся распространением оружия массового поражения и прежде всего его термоядерной разновидности.
Иначе говоря, у современного человечества появляется всё больше и больше поводов для возбуждения тревожных мыслей относительно своего дальнейшего будущего. Но при всей тревожности только что сказанного, это вовсе не повод для впадения в эмоциональные сумбурности. Прежде чем браться строить какие-либо прогнозы относительно того, какое будущее может ожидать человечество, для начала было бы неплохо окинуть взглядом процесс истории его развития и попытаться выделить ряд принципиальных моментов. Не вдаваясь в излишние исторические детали и подробности и беря в расчёт лишь наиболее важное, в данной связи можно достаточно легко определить следующее. На протяжении всей истории развития человеческого общества главенствующее положение в нём всегда занимали те государства, которые обладали военно-политическим превосходством над всеми прочими. Но обеспечение такого превосходства всякий раз оказывалось неотделимым от стремительного расходования запасов имевшихся сырьевых ресурсов. Начиная ощущать нехватку в различных видах сырья и не желая ожидать приближений своего краха, такие государства оказывались вынужденными начинать вести военные действия против своих соседей, цель которых заключалась в осуществлении территориальных захватов (вместе с запасами природных ресурсов и обитавшим там населением).
Но рано или поздно подобные завоевания приводили к тому, что ведшие их государства начинали сталкиваться с приблизительно равными им по силе противниками. В свою очередь это могло означать лишь только одно - ведение захватнических войн в таких условиях становилось делом очень рискованным и чрезвычайно дорогостоящими по своим затратам. Независимо от того каким именно государствам начинали доставаться победы в тех или иных войнах, все они без исключения принимались нести огромные материальные затраты и стремительным образом расходовать имевшиеся запасы людских и сырьевых ресурсов. В конце концов, подобный процесс приводил к почти полному истощению источников природных ресурсов на очень больших территориях. Ведение крупномасштабных войн из очень рискованного и чрезвычайно дорогостоящего в таких условиях очень часто превращалось в заведомо убыточное и самоубийственное занятие - никакая победа не могла окупить всех понесённых ради неё затрат.
В условиях древнего мира следование подобной практике обычно оборачивалось логическими завершениями в виде массовых переселений наиболее активных частей населения тех или иных государств в далёкие земли и дикие края, которые отличались своей первозданностью и наличием больших запасов сосредоточенных в них природных ресурсов. Из-за того, что земель отличавшихся своей первозданностью и удобством для ведения хозяйственной жизни с течением времени становилось всё меньше и меньше, начинавшие хозяйствовать в них племена и народы по мере истощения запасов легкодоступных природных ресурсов - вместо того, чтобы всякий раз перебираться в другие края - оказывались вынужденными призадумываться и сосредотачивать свои усилия на добыче более труднодоступных и освоении всего не вполне подходящего для практического использования. Иначе говоря, с этого времени наиболее цивилизованным племенам и народам в целях дальнейшего наращивания своих возможностей приходилось браться за освоение всяческих неудобий и в поисках полезных ископаемых всё дальше и дальше проникать вглубь земных недр. В свою очередь данный факт мог означать только одно - для получения одних и тех же количеств необходимых видов сырья людям с течением времени (или по мере приближения к условиям современности) приходилось затрачивать всё больше и больше своих усилий.
Для того, чтобы каким-то образом компенсировать происходивший рост затрат на получение необходимых видов сырья, представители наиболее цивилизованных племён и народов оказывались вынужденными озабочивать себя проблемой повышения производительности своего труда. Достигалось это главным образом за счёт ускорения процессов трудовой деятельности - путём использования для изготовления орудий новых материалов, обладавших особыми свойствами, а также изобретения различных устройств и облегчающих приспособлений. Такие процессы давали резкий толчок порождению и ускоренному развитие самых разных ремесел (а со временем давали мощный импульс процессу созданию крупных промышленных производств). Развитие различных видов ремёсел приводило к их усложнению - к широкому использованию в их повседневной практике очень многочисленных (порой громоздких или наоборот очень хрупких) приспособлений. В целях ограждения таких достаточно дорогостоящих и сложно налаживаемых производств от всяческих рисков и неблагоприятных воздействий их оказывалось целесообразным делать стационарными, а в целях обеспечения их необходимым сырьём организовывать его непрерывные поставки из различных (и очень часто весьма отдалённых) мест.
Но завоеваний новых земель, находившихся на больших удалениях от осуществлявших их метрополий, оказывалось чрезвычайно дорогостоящим и опасным делом - по причин возникновения огромных расходов и сталкивания со множеством случаев всяческих неожиданностей. Чтобы понапрасну не рисковать значительными количествами своих сил и средств, государства-завоеватели оказывались вынужденными изменять свою тактику и отправлять в малоизученные ими земные края свои экспедиции. Цель осуществления таких экспедиций обычно заключалась в проведении разведывательно-изыскательных работ на предмет выявления того, какими природными ресурсами богаты те или иные края и определении степени того, какое сопротивление может оказать тамошнее население в случае начал осуществления в отношении него каких-либо экспансий. По сути дела подобные действия являлись приблизительными прикидками на предмет того, какими средствами и силами можно осуществить захваты тех или иных дальних краёв и приблизительного определения степени оправданности (или наоборот - неоправданности) осуществления подобных затрат с точки зрения возможности быстро их окупить путём освоения всего полученного. Иначе говоря, с этого времени война из чистой авантюры всё чаще и чаще начинала превращаться в разновидность серьёзного бизнеса, всем делам которого предшествовал детальный и скрупулезный расчёт (а также всесторонний учёт всех "за" и "против").
В ситуациях обнаружения перед собой в тех или иных краях огромных богатств и неспособности тамошнего населения организовать сколько-нибудь серьёзного сопротивления, власти государств-завоевателей без зазрения совести принимались обеспечивать туда доставку ограниченных контингентов своих воинских сил и получать в своё безраздельное распоряжение все ресурсы захватывавшихся ими колоний. В случая, когда обнаруживавшиеся запасы ресурсов оказывались весьма ограниченными и рассеянными по окрестным земным пространствам, отправка войск в такие края признавалась совершенно бессмысленной. Колонизация таких земель обычно осуществлялась путём отдачи их на фактический откуп крупным частным торговцам, принимавшимся вести там меновую торговлю - предлагать наивным туземцам в обмен на добытое или собранное сырьё, о подлинной ценности которого они не имели достаточного представления, различный залежалый товар, которого те не умели производить самостоятельно. (Самородное золото и слоновую кость в обмен на пёстрые тряпочки и блестящие побрякушки: так можно выразить суть торговых операций подобного рода). Если же в дальних краях, отличавшихся наличием огромных природных богатств, местное население являло собой примеры организованности и сплочённости, которые было не так-то просто сломить и поколебать откровенным применением военной силы, государства потенциальных колонизаторов брались разрабатываться сложные комплексы весьма изощрённых подготовительных мер. Смысл таких действий заключался в постепенном разобщении и духовном порабощении большинства туземцев на протяжении достаточно длительных сроков времени - путём поощрения у них хищнического отношения ко всему окружающему и готовности жертвовать всем ради получения личных выгод, а так же привития им различных губительных привычек и вредных пристрастий. Лишь после того, как подобные планы оказывались претворёнными в жизнь в полном объёме, наступал этап открытого применения военной силы, который по своей сути являлся их завершающим этапом, призванным окончательно и бесповоротно установить всё уже фактически и без того достигнутое.
Начиная приобретать завозимые товары в колониальных лавках по завышенным ценам, местные туземцы и прибывавшие туда партии переселенцы из метрополий, сплошь и рядом начинали сталкиваться с фактами недоброкачественности первых. Не желая без конца тратиться на новые приобретения чего-либо подобного, они оказывались вынужденными заниматься починкой и мелкими ремонтами приобретённого. Те лица, у которых в этом деле обнаруживались определённые способности, принимались усваивать подобное ремесло и оказывать услуги по починке различных изделий всем желающим. Более того, наиболее талантливые из них брались самостоятельно изготавливать отдельные виды завозимых товаров и предлагать их своим друзьям и знакомым по ценам, на порядок более низким чем те, которые были установлены на них в колониальных лавках. Принимаясь сталкиваться с фактами покушения на свои прибыли, власти государств-метрополий с подач своих колониальных торговцев принимались заявлять о своих монопольных правах - вводить в колониях запреты на производство и реализацию готовой продукции, пользующейся хоть сколько-нибудь устойчивым спросом и позволять вести там торговлю лишь специально уполномоченным на то лицам.
Следование подобной практике обычно оборачивалось вспышками недовольств и выражениями откровенных протестов со стороны широких масс переселенцев и поддерживавших их туземцев. В целях пресечения вспышек возникавших протестов и устрашения всех недовольных, колониальные власти обычно тут же принимались пускать в ход войска. В свою очередь наиболее горячие головы из числа недовольных в качестве ответных шагов начинали мстить колонизаторам за гибель своих родственников и соплеменников - формировать повстанческие группировки и движения. На первых порах военные действия против неграмотных и плохо вооружённых повстанцев для колонизаторов протекали весьма успешно. Но вскоре выяснялось, что те не одиноки в своих устремлениях. В непосредственной близости от своих колоний они принимались обнаруживать колонии государств своих соседей, которые стремились не отстать от первых и успеть отхватить для себя не менее лакомые куски земного шара.
Начинавшаяся гонка приводила к тому, что каждое из государств колонизаторов стремилось застолбить за собой впрок как можно большее количество заморских территорий - в целях перекрытия туда доступа всем своим конкурентам и заполучения в своё единоличное распоряжение всех тамошних ресурсов и природных богатств. Представители тех государств колонизаторов, которые оказывались в положении аутсайдеров в военно-политическом смысле смысле этого слова, но в то же самое время обнаруживали способность к созданию более эффективной экономики, переходили к использованию обнаруживавшихся у них преимуществ - принимались осуществлять тайные поставки оружия и различных товаров в те уголки колоний государств своих конкурентов, которые в значительной мере контролировались тамошними группировками вооружённых повстанцев и недовольных лиц. Поставляя свой контрабандный товар по заметно более низким ценам, они фактически брались спонсировать повстанческие движения в колониях государств своих конкурентов и завоёвывать симпатии основной части тамошнего населения. В свою очередь, колониальным властям тех государств, которым приходилось сталкиваться с фактами усиления повстанческих движений, в бессильной злобе не оставалось ничего иного, как делать попытки по нахождению себе союзников из числа наиболее продажных и беспринципных туземцев. Регулярно отправляя банды таких подручных по всем уголкам своих территорий с заданиями уничтожать обнаруженных контрабандных торговцев вместе со всеми их товарами, а также сурово наказывать тех местных туземцев, которые при всяком удобном случае оказывались не прочь действовать в обход требований колониальных властей - сбывать добывавшееся ими сырьё по более выгодным ценам куда-либо на сторону. Но, берясь рьяно уничтожать контрабандистов и сотрудничавших с ними лиц (получая премии за каждый добытый скальп или голову), новоявленные союзники колонизаторов вместо уничтожения отобранного сырья и контрабандных товаров принимались его присваивать и сбывать с немалыми выгодами для себя лично. Со своей стороны колониальным властям в ответ на это не оставалось ничего иного, как, скрипя зубами, сквозь пальцы смотреть на подобные злоупотребления своих подручных - ведь благодаря их кровожадности и возбуждаемым ими страхам первым хоть как-то удавалось ограничивать приток контрабанды в пределы своих колоний.
Но подобный произвол со стороны банд наёмных головорезов и потворствовавших им колониальных властей делал невыносимым положение основной массы туземного населения и простых переселенцев. Всё это в конечном итоге приводило к вскипанию народного гнева и перерастания его в национально-освободительную борьбу за освобождение своих территорий от колониального гнёта и обретение государственной самостоятельности от кого бы то ни было. В свою очередь власти колоний в своих устремлениях максимально расширить территории своих владений приходили к тому, что многие пункты добычи и скупки сырья оказывались на весьма значительных удалениях от их колониальных центров. В условиях учащения нападений на караваны и обозы с перевозившимися грузами со стороны повстанцев или обычных бандитов, действовавших под их видом, подобное обстоятельство приводило к существенному удорожанию и регулярным срывам осуществлявшихся перевозок. Будучи не в состоянии обеспечивать многочисленную и хорошо вооруженную охрану всем осуществлявшимся перевозкам, колониальные власти и их представители оказывались вынужденными озабочивать себя проблемой первичной переработки сырья в местах их добычи и скупки. С другой стороны, выбрав залежи полезных ископаемых с земной поверхности, колонизаторы за неимением чего-либо лучшего оказывались вынужденными вкладывать огромные средства в строительство рудники и шахты. Стремясь увеличить отдачу и ускорить сроки окупаемости осуществлённых вложений, они во многих случаях оказывались вынужденными прибегать к задействованию в процессы добычи сложных механических устройств и тяжёлых машин. В то же самое время обслуживающий и вспомогательный персонал из числа переселенцев и туземцев, которые поддерживали повстанцев, в целях воспрепятствования нормальной работе всевозможных сооружений и механизмов при всяком удобном случае принимался заниматься вредительством и саботажем. Для преодоления обозначенной проблемы представителям колониальных властей приходилось озадачивать себя проблемой создания ремонтных служб и увеличения числа надсмотрщиков над всеми непосредственно работающими лицами. Иначе говоря, постепенное усложнение и устанавливавшаяся многозвенчатость процессов хозяйственной деятельности колоний приводили к увеличению числа уязвимых мест, регулярное осуществление недружественных воздействий на которые оборачивались для колониальных властей и поддерживавших их метрополий бесконечным удорожанием добывавшегося сырья и снижением объёмов происходивших поставок.
Дальнейшее развитие подобных процессов оборачивалось тем, что вместо ожидаемых прибылей колонии всё чаще и чаще начинали приносить огромные убытки для государств их владельцев. Приходя к выводу о бессмысленности дальнейшего осуществления подобных трат, правительства многих государств-метрополий в бессильной злобе принимались сдавать свои позиции и фактически без боя уступать место торжествовавшим национально-освободительным движениям. Но в самом скором времени к чувству торжества у представителей освобождённых народов начинал примешиваться горький привкус от осознания своей неспособности воспользоваться всеми богатствами своей земли - по причинам, связанным с отсутствием достаточных средств, квалифицированных кадров и организационных возможностей для осуществления добычи и переработки имевшихся природных ресурсов, а также с своей отдалённостью и изолированностью от основных рынков сбыта. При виде испытания молодыми независимыми государствами подобных проблем их правительствам (на правах старых друзей) тут же принимались предлагать свои услуги бывшие контрабандисты - весьма дальновидные представители промышленных корпораций государств-конкурентов их бывших колонизаторов. Взаимные договорённости, достигавшиеся на данный счёт, обычно приводили к тому, что львиная доля всех получавшихся доходов начинала доставаться иностранным корпорациям, которые соглашались делиться кое-чем из полученного с подкупленными ими немногочисленными представителями кругов тамошней высшей власти. Для широких же слоёв населения молодых государств сознательным образом принимались создаваться такие условия, которые обрекали их на жалкое существование и не оставляли им никаких возможностей для того, чтобы они когда-либо смогли выбраться из своего бедственного положения. Суть всего сказанного заключалась в искусственном поставлении тамошних жителей перед выбором: либо помереть голодной смертью, либо согласиться с несправедливыми ценами, предлагаемыми им в качестве оплаты за их труд и выращиваемую ими продукцию. Иначе говоря, как следует не успев насладиться своими свободами, граждане государств, ныне относимых к числу стран третьего мира, из прямой колониальной зависимости попадали в зависимость неоколониальную или экономическую.
Подобное положение дел для развивающихся государств оказывалось чреватым ростом внутренней нестабильности - бесконечными проявлениями общественных беспорядков и частыми сменами власти. Но частые вспышки общественных беспорядков начинали ещё более ухудшать и без того тяжёлые условия жизни основной массы местного населения и одновременно с этим вызывать сбои и препятствовать нормальной хозяйственной деятельности иностранных компаний, что существенным образом увеличивало их производственные издержки. В конечном итоге всё - и местные жители, и иностранцы - оказывались заинтересованными в приходах к руководству развивающихся государств сильных национальных лидеров, которые бы оказались способными удовлетворить интересы и тех и других. Такая заинтересованность со стороны представителей крупного иностранного капитала прежде всего проявлялась в виде начала выражения ими своей готовности несколько увеличить размеры уплачиваемых ими налогов и сборов в обмен на обеспечение для них стабильности и определённого внутреннего порядка. Со стороны же местного населения она обнаруживала себя в виде выражения им готовности проявлять определённое упорство и терпение при условии регулярного осуществления заметных шагов, которые бы могли вселять в них надежду и хоть как-то способствовать улучшению условий их жизни.
Суть всех таких процессов обычно сводилась к ведению торгов между возникавшими претендентами на роль национальных лидеров и представителями крупного иностранного капитала. Предмет же происходивших торгов заключался в вопросе - на сколько последние согласятся увеличить ту долю, которую они станут возвращать первым с получаемых ими прибылей и какие именно обязательства будут готовы взять на себя первые в обмен на всё, регулярно требуемое от вторых. Однако мир капитала устроен таким образом, что в принципе соглашаясь пойти на определённые уступки, он всегда стремится к тому, чтобы предельно их минимизировать, тогда как минимальными уступками оказывается невозможным хоть как-то исправить неблагополучное положение широких слоёв населения развивающихся государств. Поэтому если сторонам не удавалось прийти к согласию, то либо представители крупного иностранного капитала принимались подыскивать на роль национальных лидеров более подходящих им кандидатур, либо наоборот самоутвердившиеся национальные лидеры принимались отказываться от прежних связей и переориентировать политику своих стан на сотрудничество с конкурентами первых из числа других влиятельных держав мира (которые оказывались готовыми проявить гораздо большую щедрость с таким расчётом, чтобы обрести себе новых союзников и обеспечить для себя перевес сил в борьбе за мировое господство). Государствам, претендовавшим на роль мировых лидеров и вдруг начинавшим сдавать свои позиции, в таких ситуациях не оставалось ничего иного, как делать из происходившего определённые выводы и устраивать показательные акции. Суть подобных акций заключалась в проявлении стремления во чтобы то ни стало наказать отступников и утереть нос своим конкурентам и наоборот продемонстрировать особую щедрость по отношению к властям тех развивающихся государств, которые брали себе за правило вести себя угодливым и послушным образом по отношению к хозяевам своего положения (злобно рычать и всячески охаивать их военно-политических противников и идеологических конкурентов). Особенно остро такое стремление начало проявляться с момента появления в распоряжении властей наиболее сильных и влиятельных государств современного мира атомного оружия. Опасаясь наступления огромных разрушительных последствий в результате начала взаимного использования подобного оружия, они принимались брать себе за правило воевать и сводить счёты друг с другом не непосредственно, а руками своих не вполне самостоятельных и подопечных союзников - фактически превращать их в слепых исполнителей своей воли.
В свою очередь национальные лидеры многих развивающихся государств, не желая всё время оставаться заложниками судьбы и быть зависимыми от наиболее сильных держав мира, оказывались вынужденными задумываться об отыскании путей выхода из столь затруднительного положения как для себя лично, так и для всех своих граждан. Осознавая тот факт, что слабый ручеёк поступлений, который притекает в их казну от эксплуатирующих их иностранных компаний, является совершенно недостаточным для налаживания и нормализации жизни сразу всех слоёв населения и в то же самое время опасаясь наступлений массовых протестов и вспышек общественного негодования, национальные лидеры стран третьего мира принимались озабочивать себя проблемой более продуманного использования имевшихся государственных средств. Это приводило их к неизбежному выводу о необходимости преимущественного сосредоточения своей деятельность в направлении создания лучших условий для жизни не для всего населения сразу, а для какой-либо одной достаточно многочисленной части общества (определяемой, исходя из возникающих предпочтений или преимущественных предпосылок, по кровнородственным, религиозным или классовым признакам). Создавая для достаточно больших частей своего населения преимущественные условия и фактически противопоставляя их всем остальным, национальные лидеры, успевшие поднатореть в большой политике, быстро превращали тех в своих союзников, которые были готовы всегда и во всём обеспечивать им самую активную и многочисленную поддержку. Политически сформировав своих союзников (в рамках специально создаваемых движений и партий) и расставив наиболее деятельных их представителей на ключевые государственные должности, а так же создав преимущественные условия для развития партийно-корпоративного бизнеса, национальные лидеры в ряде случаев оказывались способными починить себе неорганизованное большинство населения своих государств и тем самым обеспечить постепенные подъёмы в развитии государственных экономик.
Само собой разумеется, что подобные промышленные подъёмы обеспечивались за счёт преднамеренного обделения и принудительной мобилизации усилий всех остальных - более бесправных - частей населения и нередко строились на их костях и крови. Но главное заключается вовсе не в этом, а в том, что в конце концов национальным лидерам некоторых развивающихся государств удавалось создать свою национальную промышленность и превратить во вполне конкурентоспособные отдельные из её направлений. Иначе говоря, начиная ощущать способность своих экономик самостоятельно справиться с проблемой удовлетворения основных потребностей своего населения, они, как высшие представители власти, принимались ставить вопрос ребром перед представителями хозяйствовавших иностранных компаний - либо те безропотно соглашаются на их условия, либо лишаются всех ранее осуществлённых вложений (в результате проведения национализаций крупных промышленных производств) и навсегда убираются прочь с их территорий.
Сумев обрести реальную самостоятельность и создать материальную основу для осуществления поэтапного улучшения условий жизни всех остальных слоёв своего населения, многие из развивающихся государства начинали сталкиваться с проблемой стремительно возраставшего экономического и политического давления, которое принимались оказывать на них наиболее сильные мировые державы. Оказываясь в столь затруднительном положении и осознавая свою неспособность выжить в одиночку, представители власти таких государств принимались озадачивать себя проблемой поиска таких союзников, которые в своих взглядах были бы настроенными во многом сходным с ними образом. Всё это находило своё выражение в осуществлении ими внешнеполитических усилий, направленные на оказание поддержки определённым политическим силам в соседних развивающихся государствах, которые не могли похвастать особыми экономическими успехами и ростом своего влияния. Своими примерами внушая представителям соседних стран мысли о возможности самостоятельного развития, поддерживая их движения духовно и материально, наиболее успешные национальные лидеры добивались того, что их развивающиеся государства по степени своего влияния в тех или иных регионах земного шара становились в один ряд с наиболее признанными мировыми державами.
Видя себя равными сильным мира сего, национальные лидеры многих из тех развивающихся государств, которые сумели достичь реальной самостоятельности, принимались требовать от первых неизменного проявления уважительного отношения и равного к себе отношения. Но не тут-то было. С одной стороны, взяв себе в привычку относиться к представителям развивающихся государств, как к безродным дворнягам и шавкам, которых в случаях возникновения надобности можно было легко пришибить или просто отшвырнуть куда-либо в сторону, а с другой - (не смотря на непрекращающиеся словесные заявлении о своей приверженности принципам равенства и демократии) признавая в качестве высшего аргумента аргумент силы (в первую очередь в виде ядерного оружия, наличием которого подавляющее большинство развивающихся государств пока ещё не могут похвастать), ведущие мировые державы принялись всячески принижать роль последних и изводить их бесконечными обвинениями и попрёками. Для современного мира всё это с неизбежностью обернулось тем, что наиболее окрепшие из развивающихся государств, помимо всего прочего, оказались вынужденными направлять свои усилия на путь развития высоких технологий и создания собственного атомного оружия, а также вступать в бесконечные и затяжные конфронтации с наиболее влиятельными мировыми державами в тех ситуациях, когда последние принимаются всячески мешать и препятствовать реальному осуществлению их планов указанной направленности.
Другая проблема, которой суждено явиться главным источником роста международной напряжённости в 21-м веке, заключается в сокращении объёмов разведанных запасов полезных ископаемых на земном шаре. Из-за того, что основные объёмы остатков таких запасов залегают на территориях развивающихся государств и находятся под контролем их правительств, последние уже сейчас начинают ощущать себя вполне способными оказывать на судьбы мира гораздо большее влияние чем то, которое они уже оказывают на данный момент времени. Подобные ощущения строятся не на пустом месте и содержат в себе один очень важный момент, который не возникал до настоящего времени. Суть указанного момента заключается в следующем. Все предшествующие глобальные повышения цен - на ископаемое сырьё вообще и углеводородные источники энергии в частности - за достаточно небольшие периоды времени приводили к одновременному возникновению общих спадов в мировой экономике. Основная причина одновременности наступления экономических спадов в не очень давнем прошлом заключалась в том, что основными потребителями и переработчиками добываемого сырья на тот момент являлись государства Западной Европы и Северной Америки, у которых - в данном плане - не имелось других конкурентов.
В тоже самое время, та картина мира, которая возникла на стыке 20-го и 21-го веков, весьма существенным образом отличается от предыдущей. Главное отличие заключается в присутствии двух очень важных моментов. Первый из них проявляется в нарастании стремления со стороны крупных транснациональных корпораций к размещению своих сборочных и экологически вредных производств на территориях таких государств, которые являются способными обеспечить их большими количествами дешёвой рабочей силы, успевшей получить определённую профессиональную подготовку и власти которых бы не отличались склонностью к установлению жестких требований в плане сохранения окружающей среды. Второй находит своё выражение в виде появления достаточно большого количества государств (главным образом в Юго-Восточной Азии, а также в Южной Америке), которые - после прохождения переломных периодов - испытывают стремительные подъёмы в развитии своих экономик и принимаются активно привлекать на свои территории крупные иностранные компании с условием открытиям теми на их территориях высокотехнологичных предприятий и перерабатывающих промышленных производств. Выражаясь более простым и понятным для всех языком, это ведёт к тому, что в современных условиях значительная часть производств многих транснациональных компаний оказалась перемещённой (и продолжает перемещаться) в государства Юго-Восточной Азии и Южной Америки. Производственные издержки предприятий, расположенных на территориях тамошних государств, оказываются на порядок ниже точно таких же, но расположенных на территориях Западной Европы и Северной Америки. В свою очередь это может означать лишь только одно. Для первых является вполне позволительной закупка сырья и полуфабрикатов по таким ценам, которые окажутся разорительными для вторых.
Дальнейшее нарастание подобных тенденций с неизбежностью станет приводить к тому, что крупные транснациональные компании с неизбежностью окажутся заинтересованными в переводе всё большего количества своих производств из Европы и Северной Америки в государства Юго-Восточной Азии и Южной Америки. Всё это в достаточно скором времени обернётся тем, что помимо возникновения серьёзного экономического спада и существенного понижения привычного для них уровня жизни, власти государств Северной Америки и Западной Европы вынуждены будут столкнутся с чем-то гораздо более худшим. Руководящие круги многих крупных транснациональных корпораций, ранее очень их уважавшие и всячески прислушивавшиеся к их мнениям, в подобных условиях вольным или невольным образом окажутся вынужденными переориентироваться - определить для себя в качестве главных союзников власти государств Юго-Восточной Азии и Южной Америки и сосредоточить свои преимущественные усилия на обслуживании их интересов. (Само собой разумеется, что экономический спад, возникший в рамках государств, которые являются носителя традиционных западноевропейских ценностей, рано или поздно приведёт к общему экономическому спаду во всём мире. Но последствия такого спада в подобных условиях могут оказаться для Северной Америки и Западной Европы гораздо более тяжёлыми и губительными, чем для государств Юго-Восточной Азии и Южной Америки).
Иначе говоря, в достаточно скором времени нас ожидает очередной передел мира, в результате которого правительства государств Северной Америки и Западной Европы в принципе могут столкнуться с такой ситуацией, когда значительная часть транснациональных корпораций и властей многих стран перестанет считаться с их мнениями и испрашивать их советов, а их территории из всевластных центров современного мира превратятся в дремучие захолустья и задворки мировой цивилизации.
Будучи вполне в состоянии просчитать и определить высокую вероятность того, что дальнейший ход развития человечества может протекать именно по такому сценарию, власти ряда наиболее сильных и влиятельных держав современного мира уже сейчас оценили его, как совершенно их не устраивающий. В своём стремлении переломить совершенно не устраивающий их ход развития событий и перен
Мы в Мы в Яндекс Дзен
Для Украины все решится в августе

Для Украины все решится в августе

Всю прошлую неделю мы наблюдали наступление Луганского и Донецкого корпусов на самый мощный укрепрайон ВСУ. Атакующим отрядам республик удалось довольно быстро...
  • 1 624