Военные материалы

"Расширенный Запад" против Евразийского Будущего

"Расширенный Запад" против Евразийского Будущего
У сегодняшней России стоит конкретная задача - скрепить и объединить народы и этносы евразийского пространства, создать из этого пространства единое "Упорядоченное". Для успешного достижения этой задачи очень важно осмыслить не только свое прошлое, но и то будущее, в котором единая евразийская цивилизация могла бы успешно развиваться, одновременно сохраняя свой внутренний стержень и самобытность. Реализация этой задачи возможна только в условиях многополярного мира, который и должен прийти на смену устаревшей парадигме "однополярного момента" и наступившим за этим периодом глобальной турбуленции.

На последнем саммите АТЭС в 2011-м году президентом США Б. Обамой был признан факт перемещения гео-экономического и геополитического маятника в сторону дальневосточного региона. Немногим позже, на страницах авторитетного журнала Foreign Policy появилась статья Х. Клинтон, в которой она объявила о перенаправлении американской геополитики в Азиатско-Тихоокеанский регион, обозначив 21-й век американским тихоокеанским столетием (American Pacific Century). Вскоре после этого, в одном из номеров американского экспертного журнала Foreign Affairs, выпускаемого под руководством Совета по Международным Отношениям (CFR), вышла статья-отрывок из новой книги З. Бжезинского: "Стратегический Взгляд: Америка и Кризис Глобальной Власти" (англ. название Strategic Vision: America and the Crisis of Global Power). В статье Бжезинский описывает то, какой должна быть стратегия США на будущие десятилетия по удержанию американского глобального могущества в турбулентный период истории, названный им "эпохой потрясений".

Данная статья представляет особый интерес, так как в ней не только обозначено американское видение будущего России, но и предлагаются конкретные шаги по реализации этого видения.

Американский "Расширенный Запад"

Бжезинский считает, что главной задачей США на ближайшие десятилетия это реализация роли глобального арбитра и медиатора, а также главного инициатора дальнейшего расширения запада как единого геополитического конструкта, созданного и контролируемого Соединенными Штатами. Успешное построение данного конструкта (расширенный Запад) должно позволить США эффективно соперничать с растущим Китаем. В саму же концепцию "расширенного Запада" входит стратегия по вовлечению в западный блок таких ключевых евразийских государств как Турция и "по настоящему демократизированная" Россия. Конечно же процесс интеграции России в атлантический полюс будет проходить постепенно, пишет Бжезинский. Сам он считает, что это произойдет не раньше 2025 года. Ну а до этого момента, Россия должна будет пройти через интенсивную и окончательную демократическую трансформацию, характерные зачатки которой он усматривает уже в сегодняшней России. Поддерживая "демократические преобразования" в России, Запад по мнению этого геополитика, должен более интенсивно вовлекать российское руководство в сотрудничество через увеличение различных мероприятий политического, военного, гуманитарного и общественного характера. Однако, Бжезинский уверен - для того, чтобы увеличить вероятность прозападного вектора Кремля, понадобится более тесное вовлечение Украины в европейские институты. Особо символичным жестом, считает этот американский идеолог атлантизма, было бы размещение в Киеве коллективного консультативного органа в духе расширенного Совета Европы. Установление подобного европейского института в древней столице Киевской Руси и колыбели русской цивилизации было бы недвусмысленным сигналом возвращения обновленного и окрепшего Запада, что в свою очередь поспособствовало бы ускорению движения России в сторону Европы и США, уверен автор данной стратегии.

Таким образом, Бжезинский приходит к заключению, что при успешном построении "большого Запада от берегов Атлантики через Европу в Евразию вплоть до границ Ю. Кореи и Японии", влияние ключевых принципов западной культуры получит более широкое распространение и послужит основанием для постепенного возникновения новой "универсальной демократической политической культуры". Только после достижения поставленных целей в Евразии и создания объединённого "универсальной демократической культурой" Запада, станет возможным и ведение более эффективной политики в отношениях с растущим "восточным драконом".

Арбитр Востока

По мнению пана Бжезинского, роль США в тихоокеанском регионе - это воплощение политики регионального арбитра между такими странами Азии как Китай, Япония и Индия. По форме, считает Бжезинский, тактика США должна напоминать ту политику, которую Англия вела по отношению к континентальным европейским державам в 19-20 веках. Другими словами, Штаты будут выступать медиатором споров между соперничающими азиатскими государствами, поддерживая баланс сил в регионе и не допуская регионального доминирования одной из стран над другими. В то же время, для США очень важно уделять особое внимание отношениям с Китаем, учитывая его интересы и помня о его исторической роли в этом регионе. Бжезинский предостерегает, что создание анти-китайского союза США с Индией или Японией может быть чревато скатыванием региона в то конфликтное состояние, в котором оказалась Европа первой половины 20-го века.

Установление американо-китайского диалога по вопросам региональной стабильности должно, по мнению Бжезинского, сыграть свою роль в минимизации не только возможных японо-китайских конфликтов, но также и потенциальных конфликтов между Китаем и Индией и между Китаем и Россией за контроль над ресурсами и статус центрально-азиатских стран. Именно в возможных спорах Китая с Индией и Китая с Россией, Бжезинский и усматривает роль медиатора для США.

Однако наиболее оптимальным результатом американской "великой стратегии" должно стать создание стратегического треугольника США-Япония-Китай, ради которого Бжезинский согласен признать Тайвань частью единой китайской нации с мелкими оговорками. Более того, Бжезинский призывает американские власти пересмотреть тактику проведения военных учений на границе китайских территориальных вод, опасаясь негативного влияния подобных операций на будущее создание американо-японо-китайского треугольника. Фактически, он призывает смягчить американское идеологическое давление на Китай, создать ряд частичных уступок Китаю в этом регионе, не забывая между тем и про интересы своих традиционных союзников в Азии, тщательно отслеживая любые сдвиги в пользу китайской региональной доминации и вовремя их предотвращая.

Фактически, стратегия Бжезинского направлена на сохранение статуса США как глобальной империи и недопущение Китая на роль альтернативного независимого полюса. Одной из задач США является недопущение повторения двуполярного мира. В то же самое время эта стратегия также направлена на подавление любых региональных лидеров независимых от Америки, что уже напрямую противоречит возможному построению многополярного миропорядка. Именно с этой целью США и намерены расширять западный про-атлантический блок, чтобы избежать возникновения турецкого доминирования на Бл. Востоке, индийского на юге Азии, русского в центральной Евразии и китайского в дальневосточном регионе. Следовательно, для любой из этих стран подобный сценарий фактически неприемлем, а для России он вообще будет смертельным.

Смена Парадигм

Безусловно, при реализации концепта "расширенный Запад", проект полноценного Евразийского Союза будет окончательно снят с повестки дня. Интересно, что сам Бжезинский называет идею воссоздания евразийского полюса силы ни чем иным как "причудливой идеей Путина". Здесь старый геополитик конечно же лукавит. Кому как не ему известно, что данная идея принадлежит, во-первых, не Путину, а Назарбаеву, а во-вторых, что никакой "причудливости" в ней нет и в помине, ведь если с атлантично-центричной точки зрения появление подобного геополитического актора - кошмарный сон любого американского геополитика, то с евразийской - это единственный шанс сохранить, продолжить и укрепить свою историческую и цивилизационную модель перед безликой универсалистской сущностью американского глобализма. Сегодня, когда под ударами глобального кризиса однополярная модель управления миром стремительно теряет свой авторитет, евразийский шанс России возрастает многократно.

Тот кризис, в который погрузился Запад, это не только финансовый или экономический кризис. Это кризис "однополярного момента", кризис момента торжества одной цивилизации над другими. Это кризис гегемонии американской империи. На фоне этого кризиса становятся особенно заметными точки роста самосознания других цивилизаций. Это можно видеть в ряде мусульманских стран Бл. Востока. Заметно это и в китайском самосознании и в росте интеграционных тенденций самой Евразии. Однако, западная эгоцентричная психология не предполагает существования цивилизационного равенства. Более того, Запад отрицает саму множественность цивилизаций, различая всех людей по принципу "свой и варвар". Следовательно, главной целью атлантистов на сегодняшний момент является сохранение "однополярного момента" и торможение развития цивилизационного самосознания у своих потенциальных конкурентов. Параллельно всему этому, в современный мир возвращаются такие казалось бы уже забытые понятия как нео-колониализм и борьба за передел сфер влияния. Особенно отчетливо это проявляется на Бл. Востоке и в Сев. Африке. Всё чаще нарушаются старые правила игры, а новые меняются от случая к случаю, что создает у одних отсутствие чувства защиты, у других предчуствие глобальных потрясений, а у третьих - полную уверенность в собственной неподсудности и безнаказанности.

Другими словами, вместе с существующим финансовым кризисом, в современный мир приходит и время глобальной политической нестабильности. Истории известны подобные турбулентные периоды. Аналогичные потрясения мир переживал в самом начале 20-го века. Именно тогда обострилась борьба за овладение колониями и передел сфер влияния. И также как это было в те годы, в этой борьбе есть участники, которые вновь пытаются вытолкнуть Россию на периферию, скинув в пучину революции и гражданской войны. Используя тот же лозунг борьбы с самодержавием, борьбы за свободу, равенство и демократию, Россию хотят втоптать в "болотную смуту", соблазнив часть русской элиты и интеллигенции посулами о "единой европейской семье". Именно это имеет в виду геополитик Бжезинский, когда пишет о "по настоящему демократизированной России". Именно с этими задачами прибыл в Москву технолог "оранжевых" переворотов господин Макфол. Россия не может позволить себе в очередной раз поверить в свое якобы европейское будущее. Россию, даже в ее современных, урезанных границах, никто на Западе не ждет. Очередной крен России в сторону атлантизма обернется окончательным распадом и дезинтеграцией. Трудно себе представить, что в процессе возникновения треугольника США-Япония-Китай, та же Япония не пожелает оторвать от России Курилы, учитывая то, что уже сегодня в этом русско-японском споре США открыто поддерживают именно страну восходящего солнца.

Очевидным является и тот факт, что под выражением Бжезинского "по настоящему демократизированная Россия" имеется в виду такой процесс "демократизации", который был инициирован в 90-е извне, но заморожен в 2000-е Путиным. И те люди, которые стоят сегодня за организацией "болотной смуты" были активизированы именно с целью убрать ту систему, которая, плохая она или хорошая, все-таки смогла заморозить процессы дезинтеграции и фрагментации евразийского пространства. Более того, лидеры этой смуты остаются ярыми приверженцами горбачевской идеи "вхождения в цивилизованное сообщество". Они не хотят самостоятельного развития, для них суверенитет давно не является ценностью. Эти люди по своей природе космополиты. Это их идеология и она абсолютно соответствует планам атлантизма в отношении будущего Евразии. Характерно, что расшатывание этой системы активизировалось в момент первых, пока еще робких процессов интеграции и будет усиливаться по мере успешности этих процессов. Именно поэтому очень опасно идти на уступки "болотных лидеров". Эти уступки будут однозначно восприняты как слабость.

Выбор Евразии

Трагичность российской истории состоит в том, что в определенный исторический период Россия оказывается перед выбором, и вот уже несколько раз, из века в век, власти поддаются давлению или соблазну и совершают выбор в пользу западного вектора, который в итоге оказывается фатальным для выбравшей его власти. Эта власть рушится, а вместе с ней рушится и сама государственность. Сейчас повторение этой ошибки будет означать конец не только путинской вертикали, но и самой русской цивилизации.

У сегодняшней России стоит конкретная задача - скрепить и объединить народы и этносы евразийского пространства, создать из этого пространства единое "Упорядоченное". Для успешного достижения этой задачи очень важно осмыслить не только свое прошлое, но и то будущее, в котором единая евразийская цивилизация могла бы успешно развиваться, одновременно сохраняя свой внутренний стержень и самобытность. Реализация этой задачи возможна только в условиях многополярного мира, который и должен прийти на смену устаревшей парадигме "однополярного момента" и наступившим за этим периодом глобальной турбуленции. Естественно, подобная кардинальная "смена декораций" не может устраивать слабеющего американского гегемона. Для США курс на построение многополярного мира абсолютно несовместим с "великой стратегией расширенного Запада". В этом и состоит конфликт интересов континентальной России и атлантистской Америки, и этот конфликт нивелирует любые попытки "перезагрузки" российско-американских отношений, превращая подобные инициативы в пустой бег на месте, который истощает силы, но не приводит к цели, если только целью не является выматывание энергии, что приводит к исхуданию организма. Но российский организм уже достаточно "похудел" в период первой "перезагрузки" 90-х и более не нуждается в подобной "диете". Если американский концепт "расширенного Запада" является для России не приемлемым, на это нужно ответить предложением своего видения будущего, своей "великой стратегией". Россия должна стать одним из инициаторов создания площадки для международных дискуссий, круглых столов и семинаров, на которой могли бы обсуждаться идеи построения межцивилизационного, многополярного мира. Постепенно эта площадка должна принять статус международного института - организации, чьи разработки и идеи могли бы носить рекомендательный характер для стран-участниц подобного межцивилизационного диалога. Помимо такой международной площадки, нужно создать региональный, евразийский круглый стол, для более тесного сотрудничества бывших союзных республик и очень важно, чтобы такой институт имел одной из своих целей сближение молодежи единой когда-то страны. Под это нужно создать инфраструктуру и выработать механизмы студенческого обмена и взаимодействия. Идейными двигателями подобной инициативы могли бы стать МГУ и Евразийский Университет им. Гумилева.

Однако, помимо чисто общественной и гуманитарной составляющей существует также и политическая и дипломатическая. И здесь особенно важно точно определить стратегию противостояния атлантизму. Прежде всего нужно оградить Евразию от возможности распространения "Арабской Весны" на территорию среднеазиатских республик. Лидеры этих республик должны четко осознавать вероятные последствия своих заигрываний с силами атлантизма. Примеры египетского президента и ливийского полковника Каддафи весьма красноречиво говорят в пользу евразийской интеграции Ср. Азии. Что же касается русской стратегии в отношении Европы, то тут следовало бы вспомнить Н. Я. Данилевского и его замечательный труд "Россия и Европа".

Еще в 19-м веке этот русский геополитик говорил о вреде объединенной и консолидированной Европы для России. Данилевский предупреждал, что объединенная Европа всегда концентрируется всеми своими силами за пределы своего цивилизационного пространства и неминуемо идет на восток, на конфликт с русской, евразийской цивилизацией. Наоборот, Европа разделенная по линиям национальных государств концентрирует свое внимание на конкретных европейских делах. В поисках решений своих европейских дел, такая Европа часто обращается к России за поддержкой. Конкурируя между собой за лидерство, Германия и Франция ищут в России союзника. Они не стремятся расширить свою цивилизацию в ущерб цивилизации евразийской, а если отдельные страны и рискуют на такую авантюру, то Россия способна охладить этот пыл.

Это наблюдение Данилевского оправдало себя в 19-м веке. Оно оказалось верным и в веке 20-м и особенно в наше время. Из этого следует, что одной из задач России должно стать не стремление втиснуться на "птичьих" правах в "цивилизованный европейский дом", а выявление одного конкретного лидера в этом "доме" и установление с ним таких экономических отношений, которые бы стали для этого лидера достаточно привлекательными, чтобы в последствии удалось привлечь этого лидера еще и в континентальный альянс. Таким лидером в Европе сегодня является Германия, которой знакома и близка континентальная позиция. Подобный континентальный союз с Германией нужен России, чтобы противостоять надвигающемуся атлантизму. Однако, даже при успешной реализации подобного континентального союза, России очень важно подчеркнуть его межцивилизационную природу, четко обозначив отличие одной континентальной цивилизации от другой.

По окончанию Второй Мировой, американцам удалось воплотить в Европе формулу: "America in, Russia out, Germany down" (на русском языке это звучит так: Америка внутрь Европы-Россия вне Европы-Германия под американским влиянием). Одной из главных задач России на западном направлении должна быть стратегия по разрушению этой американской формулы. Сделать это можно не путем прямой интеграции с Евросоюзом, а налаживанием более тесных связей с отдельными его членами, которые имеют шанс в последствии выйти из орбиты атлантизма.

Евразийский Дальневосточный Альянс

Сам факт перемещения глобальной политики в тихоокеанский регион ставит для России несколько важных задач. В первую очередь, слишком резкое отклонение центра тяжести мировой политики с Запада на Восток актуализирует тематику целостности восточных территорий России. Курилы, Хабаровский Край, да и сама Сибирь в целом, должны быть плотно интегрированы в единое пространство Евразии, соединившись с европейской Россией общей сетью инфраструктуры. Любое привлечение инвестиций в эти регионы из соседних азиатских держав должно быть четко выверено интересами сохранения целостности Российской Федерации. Налаживание военной инфраструктуры должно носить приоритетный характер наравне с улучшением транспортной сети.

Что же касается геополитической стратегии России в этом регионе, то здесь особенно важно противопоставить американо-японо-китайскому треугольнику, евразийский треугольник Индия-Россия-Китай. Вероятность такого треугольника намного реалистичней атлантистской инициативы. На сегодняшний день интересы России и Китая на международной арене гораздо более совместимы нежели интересы Китая и США и особенно Китая и Японии. Опыт совместного сотрудничества в рамках таких международных организаций как ШОС и БРИКС способствует образованию более крепких взаимоотношений, построенных по принципу баланса интересов, а традиционно дружеские отношения России и Индии могут послужить базой для решения возможных китайско-индийских споров при посредничестве России. Если стратегия США направлена на то, чтобы сделать все возможное чтобы предотвратить появление регионального доминирования одной из стран, то вполне очевидно, что в ее интересах будет стравливание Индии и Китая в целях их взаимного ослабления. Ведь именно такой была европейская политика Англии в отношении России и Германии, и именно ее Бжезинский намерен использовать как модель для азиатской стратегии США.

Америке крайне не выгодна та ситуация, в которой одна страна может оказаться региональным и цивилизационным лидером в своем культурно-историческом пространстве. Россия же должна со своей стороны способствовать появлению таких лидеров, налаживать с ними межцивилизационные связи и совместно укреплять рубежи своих цивилизационных пространств, оберегая их от проникновения атлантизма.

Первые проявления такого континентального подхода к международным отношениям можно заметить уже сегодня. И не только с российской стороны. Совсем недавно - в конце января, китайская газета «Жэньминь жибао» опубликовала статью под заголовком: «Китаю и России следует создать Евразийский альянс». В этой статье автор призывает Россию и Китай совместно противостоять агрессивным намерениям США на Ближнем Востоке и в самом Азиатско-Тихоокеанском Регионе. Безусловно, в отношениях России и Китая существуют некоторые сложные моменты. Однако, в целом на международной арене эти две страны давно научились вместе отстаивать взаимные интересы перед лицом американской гегемонии. Доказывает это и их совместное вето в СБ ООН по поводу анти-сирийских санкций. Более того, последнее выступление министра иностранных дел Лаврова на Мюнхенской Конференции в этом году было прямым доказательством того, что Россия проснулась и стала понемножку избавляться от старых иллюзий по поводу "западного вектора". Так, выступая на этой конференции, Лавров дал четкий сигнал, что концепт нового "расширенного Запада" для России является неприемлемым и противоречащим тысячелетней истории независимой России. Лавров подтвердил общее мнение о наступлении новой эры в международных отношениях, в которой цивилизационный фактор "постепенно выходит из академических кабинетов в область практической политики". Наконец, Лавров обозначил позицию России и по отношению к Китаю, четко и твердо отказавшись от участия в каких бы то ни было анти-китайских блоках. Стоит также вспомнить и слова российского премьера В. Путина в его статье о национальном вопросе. Именно в этой статье Россия была представлена как особая, евразийская цивилизация, а для ее народа была поставлена по настоящему общероссийская задача - собрать и объединить евразийские этносы в один общий дом. Похоже, евразийская идентичность России все-таки просыпается и освобождается от вековых пут "европейничанья". Похоже, Евразия принимает брошенный Атлантизмом вызов и "Большая Игра" переходит на очередной уровень сложности.

Сергей Есин

источник
Мы в Мы в Яндекс Дзен
Для Украины все решится в августе

Для Украины все решится в августе

Всю прошлую неделю мы наблюдали наступление Луганского и Донецкого корпусов на самый мощный укрепрайон ВСУ. Атакующим отрядам республик удалось довольно быстро...
  • 1 637